ВЫДАЮЩАЯСЯ ЛИЧНОСТЬ ТЮРКСКОГО МИРА: КАРАКАЛПАКСИЙ  ПОЭТ ТЛЕУБЕРГЕН ЖУМАМУРАТОВ

МИНГАЗОВА ЛЯЙЛЯ ИХСАНОВНА - доктор филологических наук, профессор Казаньского Федерального университета Татарстан, Казань. 

Известный татарский ученый, профессор Марсель Ахметзянов в своей книге «Татар шәҗәрәләре» (“Татарские родословные”) пишет: «В средние века предки современных каракалпаков и татар были тесно связаны этнически, политически, экономически и в культурном плане. Это явление ... сохранилось в родословных этих двух родственных народов. К примеру, считается, что в древние времена во главе каракалпакских племен-родов в родословной стоит имя Майкы би” [1: 2012: 29].

Следовательно, если брать за основу мнение ученого, то предки татар и каракалпаков общие и наши народы издревле общались, и нас многое объединяло.

Данная мысль, в известной мере, повторяется и в статье Кабыл Максетова, в свое время возглавлявшего Каракалпакский институт языка, литературы и истории: “В начале двадцатого века на татарском языке ежегодно издавалось до трехсот книг... их влияние отразилось и на каракалпакском народе. Выходившие до Октябрьской революции на татарском языке в Казани, Уфе, Оренбурге и др. газеты и журналы выписывались и в Средней Азии, здесь у них были свои читатели. Большие поэты, такие как Г.Тукай стали любимыми поэтами всех тюркоязычных народов... каракалпакские писатели и поэты брали с них пример, творили под их влиянием», – писал он в журнале «Амударья» [2:1980]. Наряду с тем, что это исторически доказанный факт, это еще и высокая оценка татар, и отношение родственного народа к нам самим.

Разумеется, татарский и каракалпакские народы издавана объединяли политическая обстановка, а также проблемы языка и литературы. Проводимые в 1980-х годы дни Татарстана в Каракалпакии и дни Каракалпакии в Татарстане – яркое тому свидетельство.

Прекрасным результатом этого общения являются переводы на узбекский и каракалпакские языки произведений Г.Тукая, Х.Такташа, М.Гафури, М.Джалиля, А.Кутуя А.Файзи, С.Хакима, А.Еники, Х.Туфана, И.Юзеева, Ш.Галиева, Р.Миннуллина, Р.Файзуллина, Р.Гаташа, Г.Рахима, Зульфата, С.Сулеймановой и др. талантливых поэтов и прозаиков.

В Татарстане же сборник “Арал дулкыннары” (“Волны Арала”) дал возможность ознакомить татарского читателя с лучшими образцами каракалпакских писателей [3.:1981:543].

В этом сборнике наряду произведениями классиков как Ажинияз, Бердах, заняли произведения поэтов ХХ века – Сейфулгабит Мажитова, Аббаз Дабылова, Тлеуберген Жумамуратова.  

Тлеуберген Жумамуратов (1915–1990) – народный поэт Узбекистана и Каракалпакстана, прозаик, драматург, публицист, переводчик, лауреат государственной премии имени Бердаха, занимает почетное место в каракалпакской литературе. В свое время творчество поэта высоко оценили И.Сагитов, М.Нурмухаммедов, К.Султанов, К.Максетов, С.Ахметов, К.Мамбетов, С.Бахадырова, Джеймс Паттерсон, Ю.Карасев, Л.Кислова, А.Щербаков и др.  

Из последних исследовании, профессор Ф.Мумина в статье “Яркая личность поэта” писал: “Тлеуберген Жумамуратов был многогранным, изумительно талантливым и великим «шаиром», продолжателем выдающихся предшественников – Бердаха, Ажинияза, Аяпбергена, Аббаза, Садыка”. [3]   Там же, дает высокую оценку его творчеству: “Его поэтические и литературные произведения весьма разнообразны по форме, жанрам, экспрессивности и стилю. Закономерно, что современные исследователи рассматривают творческое наследие Тлеубергена Жумамуратова в контексте мировой восточной и западноевропейской культуры и литературы, в нем сильны ренессансные, общецивилизационные воззрения на мир и человека”.[3] 

 Нас в творчестве Тлеуберген Жумамуратова особенно заинтересовали его четверостишья.

Правда говоря, по отношению к этому жанру можно выразить различные мнения. Их можно было бы назвать и рубаи, а можно отнести и к жанру хикмет, для которого характерны способ рождения и существования поэтической мысли. Известно, во-первых, что хикмет – дидактический жанр, небольшой по объему, острый по содержанию, построен на иносказании. Это качество указывает на некоторую общность, присутствующую между хикметами и четверостишьями Т.Жумамуратова. Во-вторых, краткость, также объединяет афористичная форма, которая доходчиво и лаконично позволяет выразить глубокое содержание. В-третьих, его четверостишья схожи с народными краткими изречениями.

Лик истины и лжи фальшивый лик,

Незамутненной мудрости родник,

И даль, и близь мне все открыла книга:

Мой друг по жизни верный проводник. (Перевод А.Каныкина). [5:1986]

Краткость, предельная ясность, острая мысль в четверостишьях Т.Жумамуратова – все эти особенности, характерные для пословиц, по содержанию, точной передачи мысли они, действительно, приближаются к хикмету. Но и по форме они не абсолютно схожи. Даже если в четверостишьях каждая строфа сконцентрирована вокруг одной идеи стиха, они отличаются тем, что выполняют различные функции. Поэтому мы решили исследовать эти четверостишья как рубаи. Поскольку они продолжают традиции восточных персидских поэтов Бадгиси, Рудаки, Хафиза, Хайяма, и даже как бы освежают их поэтические находки. Они ориентированы на философско-дидактическую мысль восточных мусульманских литератур, выводят на передний план общечеловеческие ценности. Это лирические произведения, обладающие свойством философско-эстетического и этического обобщения:

"Где взял напев печальный словно стон?

"В сердцах твоих прапрадедов рожден,

Он был, - сказал кобыз, - и для тебя,

Мной неприкосновенно сохранен"

                        ***

"Тебя послушать, в жизни нет преград.

Все хорошо. Чему всегда ты рад?"

"Что стало бы с людьми,- сказал дутар,-

Когда б и я рыдал с кобызом в лад?" [5:1986]

Для поэта характерно этико-философское мышление, и он требует от читателя способность мыслить и умение напрягать мысли. Если в первых двух строках поэта вступительное слово связано с философской мыслью, то в последующих двух строках есть иносказание, наставление и предложение, и эти строки представляют собой заключение. В композиционном и тематическом плане в четверостишье рождается картина, суть его составляет назидательное слово и глубокий смысл. Ограниченное количество слов, насыщенная мысль, использованные пословицы и поговорки обеспечивают ему афористическое звучание. Следует прочесть первые две строки и уже не вызывает удивление то, что появляется желание представить заключительную мысль:

Соцветья оставляют семена.

И людям радость высшая дана:

Не канет  в вечность красота красивых,

Но будет в детях их возрождена. [5:1986]

Т.Жумамуратову было суждено творить в период развития, роста каракалпакской поэзии, в известной мере в условиях свободомыслия. Синтез Востока и Запада, который в литературах начала ХХ века прошел ускоренный путь развития, в большой мере через творчество видных татарских поэтов как Г.Тукай, Дэрдменд и Сагит Рамеев, проникает и к каракалпакским братьям. Поэтический мир, который открыл такие таланты как европейские поэты Шекспир, Гёте, Байрон, русские А.Пушкин, Е.Баратынский был новостью не только для татар, но в целом, для всего тюркского мира. Разумеется, и Т.Жумамуратов умело воспользовался этой возможностью, во многом преуспел в этом деле.

Тлеуберген Жумамуратов, опираясь на устное народное творчество, обратившись к народным поговоркам, изречениям, стремится по-новому описывать человеческие взаимоотношения, бесчисленные проблемы, стоящие перед человечеством. Он вводит читателя в свой поэтический мир, наполненный философскими размышлениями и глубоким смыслом:

Смазливый ценит красоту лица.
Силач твердит о силе без конца.
Признался ль кто, что заяц он? Зато,–
Что спит в них лев, считают все сердца. [5:1986]

Известно, что каждый писатель, поэт обращает чрезвычайно пристальное внимание на проблемы человечества, задумывается о писанных и неписанных канонах, делает свои выводы. В этом плане творчество Т.Җумамуратова отличается своей остротой, целостностью. Через глубокие философские размышления о судьбе, дружбе, славе он жизнь и бытие представляет абсолютно объективно, вместе со всеми ее положительными и отрицательными сторонами. Например, согласие, силу сокровищницы слова невозможно донести до читателя лучше, чем он это сделал в следующем четверостишье:                       

Силен взаимным пониманьем дом.

Проблемы мирно разрешают в нём.

Жене разумный муж всегда опора

Глупец супругу травит языком. [5:1986]

Исходя из цели, ответить на национальные потребности, на основе творческой переработки духовных ценностей каракалпакского народа и народов востока, в своих рубаи, вобравших в себя темы воспитания, политики, совести, поэт думает о будущем, стремится донести до нас свои глубокомысленные тревоги:

Ты молодость свою не подвигом добыл,—
Любой из стариков младенцем тоже был.
Что ж юностью своей кичишься перед старцем —
Или о собственном ты будущем забыл?  (Перевод С. Северцева)[6].

Если на четверостишья Т.Жумамуратова бросить обобщенный взгляд, не трудно увидеть, что в каждое из них вложено разумное содержание, и не сложно почувствовать, какую ответственность он несет перед своим народом, нацией:                             

Доброе – то, что сделал ты для других людей,

Сердце твоё согреет в стужу закатных дней.

Если хитер и лжив ты, эти черты дурные,

Словно колючки, встанут все на тропе твоей. [5:1986]

Опираясь на традиции, которые признали эти мудрые поэтические изречения (хикметы) самостоятельным жанром средневековой восточной литературы, можно подчеркнуть, что в середине ХХ века они стали одной из их разновидностей и в поэзии Т.Жумамуратова заняли свое достойное место. Исходя из представлений европейской и русской литератур, эти четверостишья можно было бы рассматривать как одно из направлений возникшего в ХХ веке постмодернизма – явление концептуализма. Тут общие концепты проявляются по поводу частного опыта:

Хотя поэт и не встает к станку,
Его сравнить я с фабрикой могу:
Работает его душа в три  смены,
Чеканя долговечную строку. [5:1986]

Это творчество, богатое на мудрые изречения, пословицы и поговорки, которое вобрало в себя проблемы общества и человека, заботы света, вопросы морали, этики и др., исходя из критерия мировых ценностей, было бы намного выигрышнее изучать как явление антитезы, столкновение контрастов. Например, жизнь – смерть, уважение к окружающим – чванство, гордыня, дружба – вражда, верность – предательство, богатство – нищета и другие.

И если ближнему ты причинишь мученье,
Потом мучительно всю жизнь расплаты ждешь...
Чтоб справедливо жить, одно лишь изреченье
Запомни: "Что посеешь — то пожнешь!"

                               ***

Мерзавца подлый нрав захочешь ты узнать —
Хоть ненадолго власть ему попробуй дать:
Нос тотчас задерет, зазнайство — насморк схватит,
Чтоб вылечить, "укол" придется прописать. (Перевод С.Северцева).[6]

В рубаи Т.Җумамуратова нередко описывается душевное состояние. Переживания лирического героя создают внутреннюю динамику стиха, а это, в свою очередь, побуждает читателя к раздумьям.

Бессонной ночью мысли вереницей

Летят, меня быстрей любой зарницы,

Возносят иногда в такую высь,

Где не бывала ни одна орлица. [5:1986]         

Поэт, который вынес на передний план раскрытие в философском плане логики мысли, жизни, диалектики истории, мастерски передает и свои раздумья о жизни, народе, родной земле. Ибо естественность и искренность “лирического я” не живут отдельно от мудрого слова, острой мысли, а являются результатом описания конкретного поэтического явления, или духовного состояния, и становятся средством познания. Предельно ясная мысль связывает поэта с жизнью, с окружающей его средой:

Я любовался, стоя у крыльца,

Как птица ставит на крыло птенца.

И вновь подумал: выше всех вершин,

Святые материнские сердца.

В четверостишьях нарочитого выпячивания и ярких образов как будто и нет. Но сила их воздействия чрезвычайно велика и одновременно это сочетается с художественной простотой:

Батыр мечом округу покорял.

Всех разорил, пока владыкой стал.

И в нищету среди  беды всеобщей,

Батыр-глупец  закономерно впал. [5:1986]

Тут автор удачно использует интересное сравнение. В первой строке, вроде  утверждение могущества. Но там есть слово «мечом».  Вторая строка дает авторское отношение к явлению. В следующих строках делается обобщающий вывод – нет ничего страшнее, чем неадекватное восприятие мира. Здесь мы видим традицию, восходящую к таким великим личностям как К.Насыри, Г.Тукай.

Внимание читателя также привлекают его любовные рубаи. В этой области у поэта есть свои уникальные открытия. Но они не такие пламенные, яростные, как это было характерно для любви Лейли и Меджнуна, они скорее отражение спокойных, сдержанных чувств:

Все девушки весной прелестны, все!

Хоть путь любви - не гладкое шоссе,

Жить без любви - среди людей быть мертвым,

О юности не ведать и красе. [5:1986]

В целом, есть полное основание считать, что большую часть творчества поэта составляют философские раздумья. В отношении вечных категорий, таких как смерть и жизнь, человек и общество, взаимоотношения людей – на все это у поэта есть своя личная оценка.

Я взлеты и паденья знал в судьбе,
И понял, что на жизненной тропе,
Нет горше горя, если, схоронив,
Народ тотчас забудет о тебе. [5:1986]

Свои раздумья он изложил в жанре хикмета и рубаи, доставшихся нам в качестве наследия от восточных литератур, тем самым оставил в истории литературы свой неизгладимый след, а каракалпакскому, в целом, тюркским народам оставил богатое творческое наследие.

Знавал я пору холоднее льда,

Не раз губила радость мне беда.

На прошлое смотрю: не гладкий путь,

Морской простор аврального труда. [5:1986]

Как видим, Т.Жумамуратов – всем своим духом, мышлением, чувственным миром национальный поэт. В своем творчестве он свободно использует достижения классической литературы, особенности национального фольклора, творчески осваивает эстетический опыт других народов. Это выдающаяся личность, который своим полувековым творчеством расширил поэтические возможности каракалпакской поэзии, внес большой вклад в обогащение этих жанров.

Литература:

1. Әхмәтҗанов М. Татар шәҗәрәләре: 1 т. / М.Әхмәтҗанов. – Казан: Татар. кит. нәшр., 2012. – 407 б.

2. Максетов К. Рухи бәйләнешләр //Амудөрья. – 1980. – №7.

3. Муминова Ф. Яркая личность поэта http://marifat.uz/uchitel-uz/rubriki/vysshee-obrazovanie/1991.htm

4. Арал дулкыннары /Төз. Л.Хәмидуллин. – Казан: Татар.кит.нәшр., 1981, 543б.

5. Тлеуберген Жумамуратов. Красавица Макарья. Нукус: “Каракалпакстан”,  1986,304с.

6. Тлеуберген Джумамуратов/ Четверостишия.  /http://jumatleu.uz

 

Творчество Т.Жумамуратова в контексте  мировой литературы                                                                

                                                        Хван Л.Б.-профессор   (КГУ,Нукус)                                                                                                

        Вопрос о творческом наследии Народного поэта Узбекистана и Каракалпакстана, лауреата Государственной премии имени Бердаха Тлеубергена Жумамуратова необходимо рассматривать в контексте мировой литературы, западноевропейской, восточной литературных традиций, расценивать с позиции подлинной гражданственности поэта, сумевшего раскрыть феномен судьбы, своеобразие национального характера, социальный и духовный мир каракалпакского народа. И это не случайно, ибо в многогранном творчестве поэта прослеживаются лучшие традиции русской литературы А.С.Пушкина, А.Некрасова, С.Есенина, Н.Рубцова и многих других. А именно: бережное отношение Тлеубергена Жумамуратова к фольклору, поэтизация действительности, обращение к историческому прошлому, раскрытие духовных глубин народной жизни, неподдельная любовь к Родине, народу.

Художественный мир Тлеубергена Жумамуратова отличается разнообразием тем - темы Родины, преемственности поколений, подлинной доброты и братства в характерах, образах созданных поэтом «угадывается самобытный нрав приаральских степей: суровость сочетается с бескорыстной щедростью, цепкость - с душевной распахнутостью, зимняя хмурость – с безудержным весенним весельем».[1]

Одним из основных лейтмотивов его творчества  составляет та категория памяти,  которая обусловила  высокую гражданственность поэта, его любовь к людям, добросердечие:

         Память. Память! Помнит доброе она.

         Значит, добрые останутся дела…

         Доброе то, что сделал ты для других людей,

         Сердце твое согревает в стужу  закатных дней.

         Заметное место в творчестве поэта занимает тема преемственности поколений, почитание и уважительного отношения к старшим, родителям. Обращаясь к молодому поколению, поэт призывает  исполнять долг перед ними:

         Твой долг сыновний – почитать, заботясь ежечасно

         Родителям – отца и мать – долг уплати, несчастный.

                                                               ( «Слово о сыне»)

Эти строки перекликаются со строками Алишера Навои:

          Великим уважением быть должно к тому,

          Кем благо жизни нам дано.  

          Голову свою перед отцом склоняй,

          А сердце – матери своей отдай.

Художественное миросозерцание  поэта, его могучее дарование,  наиболее ярко выразилось в романе в стихах  «Красавица Макарья» Сюжет романа отличается простотой, занимательностью и динамичностью, неожиданными поворотами судьбы  главных героев   каракалпакской девушки Макарии и русского юноши Парамона: Путешествие Макарии в Россию, встречи  с русскими людьми, с юношей Парамоном; любовь Макарии  и  Парамона,  их разлука; угрозы хана Кокше: поработить народ, отца Макарии, с силой взять в жены его дочь; оказание Парамоном помощи каракалпакскому народу    в освобождении от ханского ига; преодоление преград, свадебное пиршество.

На примере любви между каракалпакской девушкой Макарией и русским юношей Парамоном, Тлеуберген Жумамуратов утверждает святость вековой дружбы между каракалпакским и русским народами:

               И дружба, пережившая века,

               Проверенная временем  крепка!

              О ней сложил легенды прадед мой

               И передал их мне издалека.

                И по указу прадедов моих

                Слагаю от души я этот стих.

Весь роман пронизан любовью к людям, историей народа, чувством братской любви. Автор сумел опоэтизировать образ каракалпакской девушки, красоту ее души:

          Воплотила    в ней земля свои мечты                           

          О величии душевной красоты

          И не разу вдохновенная земля

          До такой не поднималась высоты.

          Не  богатством не кичилась, ни красой,

          И с какою неизбывной добротой

          Относилась к бедным девушкам она…

В то же время поэт выразил глубинное понимание русской души, постижение   основных свойств  национального характера на примере  русской витязи, который «всеми был за душу славную любим» и прекрасной Людмилы, которая «среди них особенно мила», «слишком добра и на слова похвальные щедра».

Роман «Красавица Макарья» вобрал в себя национальную духовность, историческую и географическую достоверность, В нем упоминается историческая личность Ерназар Алакоз – герой и предводитель национального освободительного движения каракалпаков в 1855- 1856 гг.; герои из каракалпакских дастанов «Алпамыс», «Коблан», «Сорок девушек»; река Джейхун (Амударья);  Аральское море и многое другое. Братство между разными нациями и народами является основным гимном поэта. Следуя традициям Бердаха, видевшего силу в дружбе, он пишет:

                 Друг руку другу протяни.

                 Сильны мы, если не одни.

Утверждает, что без дружбы, взаимопомощи  невозможно одолевать преграды:

              Друзья мои, мой драгоценный клад,

               Со мной они, в дни счастья и утрат.

               Без помощи товарищей надежных,

               Как одолел бы  я столько преград!

Поэт обращается в сегодняшний день, ибо, в условиях нарастания в глобальном и региональном масштабах угроз, связанных с активизацией терроризма и экстремизма, человеконенавистничества, оно служит благотворным источником нравственной мотивации, постижения святости любви к Родине, добросердечия между людьми и народами, на котором основано величие человека, сверяющего свою жизнь с судьбой своего народа, страны и другими мировыми этносами. Многогранное наследие Т.Жумамуратова тому яркое подтверждение.    

 

[1] Книга:  Тлеуберген Жумамуратов. «Красавица Макарья», (перевод с каракалпакского А.Каныкина), Нукус, 1986,с.5.

 

МНОГОГРАННОЕ ТВОРЧЕСТВО КАРАКАЛПАКСКОГО ШАИРА ТЛЕУБЕРГЕНА ЖУМАМУРАТОВА

Fatima Muminova   /   17.11.2018  № 4 (23) / 2018  296

В обращении главы нашего государства к участникам международной конференции «Актуальные вопросы изучения и популяризации за рубежом узбекской классической и современной литературы» приводились слова Абдулхамида Чулпана – «Пока жива литература, живет нация». Одним из ярких литературных и поэтических личностей является Тлеуберген Жумамуратов, народный поэт Каракалпакстана и Узбекистана.

      Айтыс и шаиры. В каракалпакской национальной культуре и литературе слово «шаир» имеет несколько иное значение, чем «поэт» в русском языке или «шоир» в узбекском. По словам доцента, исследователя-филолога Малики Джумумуратовой, в каракалпакском, казахском и киргизском изустном творчестве широко распространены поэтические споры, состязания, стихотворные полемические импровизации – айтыс, а также пение бахши, жырау под домбру народных сказаний, баллад, героического эпоса, сатирических выпадов, осмеяние зла и восхваление добра. Умеющих всё это исполнять людей - в народе издавна, замечает специалист-филолог, называли «шаирами». Тюркские народы, ведя кочевой образ жизни и постоянно мигрируя из одной местности в другую, более благодатную, пастбищную для скота, сохраняли свою идентичность и самобытность в значительной мере благодаря таким талантливым людям. Именно так, через бахши, народных сказителей, сохранилась народная мудрость, богатая тюркская духовная жизнь, она дошла до нас через произведения «Алпамыс», «Кырык кыз», «Манас» и многие другие.

       В выступлениях современных известных общественных и литературных деятелей Каракалпакстана относительно творчества Тлеубергена Жумамуратова отмечалось, что стихи пишут многие, но шаирами становятся не все. Тлеуберген Жумамуратов был многогранный, изумительно талантливый и великий шаир каракалпакского народа. В художественно-поэтическом и устно-сказительном творчестве он был продолжателем таких своих великих предшественников, как Бердах, Ажинияз, Аяпберген, Аббаз, Садык. Последних трёх он знал лично. Так, еще, будучи подростком сам прибыл в дом Аяпбергена, некоторое время жил у него, собирал хворост, разжигал огонь для приготовления чая гостям и с упоением слушал его выступления, беседы, дышал и наполнялся высоким искусством народных сказителей.
Страницы биографии. Тлеуберген Жумамуратов (1915–1990) родился и вырос в ауле Акдарья Муйнакского района Каракалпакстана. Он рано остался без отца, но благодаря матери, ее заботе и стараниям, получил хорошее образование. Вначале он учился в медресе, затем обучался в Аральском  учебном комбинате.  В 1936–1937 гг. учился на курсах подготовки учителей в городе Турткуль. В 1943 г. поступил и в 1947 г. успешно закончил исторический факультет Среднеазиатского государственного университета (ныне – Национальный университет Узбекистана), обучался заочно. Параллельно он  обучался и успешно закончил Партийную школу в городе Ташкент. 
          Трудовая деятельность: заведующий магазином, учитель средней школы, редактор муйнакской районной газеты «Кызыл балыкшы», партийная работа в Муйнаке, заместитель начальника управления печати Каракалпакстана, завотделом республиканского радиовещания, завотделом республиканской газеты «Совет Каракалпакстаны», начальник литературного отдела республиканской типографии, старший консультант Союза писателей Каракалпакии (1963–1983). С 1983 г. до конца жизни (1990) являлся персональным пенсионером республиканского значения.

          В 1957 г. Тлеубергену Жумамуратову было присвоено звание «Народный поэт Каракалпакстана», в 1969 г. – «Народный поэт Узбекистана». Он был лауреатом Государственной премии имени Бердаха, награжден орденами Дружбы народов, «Знак Почета», а также многими медалями и почетными грамотами правительств  Каракалпакстана, Узбекистана, Казахстана, Башкирии и других республик.
Особенности мировосприятия. Тлеуберген Жумамуратов обладал феноменальной памятью, он знал наизусть многие дастаны, эпосы; искусно владел народными инструментами и участвовал во многих соревнованиях – айтыс. Прослышав о его редкостном таланте, в 1932 г. прибыл к нему из Казахстана известный поэт, акын (сказитель) Умбетали Карыбаев (1889–1969). Они встретились на поэтическом состязании в ауле Аккум. Сорокадвухлетний казахский акын имел за плечами большой опыт мастерства стихотворного выступления, талант свой он оттачивал в кругу великого поэта Джамбула, был участником его поэтических поединков с другими известными акынами. Тлеубурген был тогда молодым семнадцатилетним парнем, но слава его как незаурядного поэта и сказителя уже тогда распространялась далеко за пределами Каракалпакии и Узбекистана, была известна многим тюркским народам и их певцам.
        Умбетали начал свое выступление с повествования о широком распространении имени молодого шаира в казахском народе. Он, обращаясь к Тлеубергену, сказал, хочу тебя «хлестнуть», чтобы проверить твой талант:

Сени де бир камшылап жиберейин,
Шайыр болсан несине сақталасын?

        После этого он привел пример о ходячем предположении, что каракалпаки, якобы, у известного средневекового тюркского поэта украли чимилдык[1]. В конце Умбетали спрашивает, как вы, каракалпаки, теперь оправдаете нелицеприятный поступок ваших предков.

           Тлеуберген Жумамуратов, приступая к ответу на такое обвинение, наносящее урон его достоинству как представителю своего народа, не спешит сразу давать отповедь. Напротив, он приветствует известного акына на своей земле, воздает ему почести и говорит, что он рад учиться мастерству слова у такого титана (тулпара), как Умбетали-ага.

Көп сәлем Умбетали ағамызға,
Излесек Сиздей аға табамыз ба?!
Талай-талай мақтаўлы болсаныз да,
Асылып турсыз бүгин жағамызға
Ҳәзирше шабытыма келгеним жок,
Ойлансақ, шамалы сөз табамызда.
Билмесек, озиңизден уйренемиз,
Туўлап турған тулпарсыз арамызда.

        Затем Тлеуберген говорит о своем знании творчества Умбетали, его письмах, о многосторонней дружбе между тюркскими народами, в том числе с казахским. А что касается какой-то кражи в древнем Туркестане, то, во-первых, это просто слухи, никто не знает, кто это придумал и где здесь правда, а где – ложь. Даже если  несколько воров украли  чимилдик, это –  не имущество для всего народа.  Но разве у казахов не было случаев воровства, например, хищения предметов конской упряжи?  Может быть, это была традиционная ритуальная кража между племянником и дядей по матери  у казахских племён, а обвинили  за это каракалпаков.  Вообще у тюркских народов одни корни, и  Великий мыслитель Ходжа Ахмад Яссави  никак не мог проклинать   народ.

          Умбетали восхищен ответом молодого каракалпакского шаира, казахский поэт восхваляет его ум, знания, поэтический талант, умение логично рассуждать. Он признается, что специально затронул больную, острую тему, чтобы посмотреть, как тот на нее среагирует. Тлеуберген справился с задачей прекрасно, а распространяющие подобные сплетни, наговоры – это козни врагов, глупых людей. «Бу айтылған ақмақтын сөзи шығар», – сказал ақын. В конце он заключил, что все собравшиеся убедились в силе его ума и таланта, гордятся им  и будут рассказывать другим народам о Тлеубергене-батыре.
             После этого Умбетали и Тлеуберген еще не раз встречались на поэтическом ристалище в различных местностях. В одном из своих стихотворных посланий Умбетали писал Тлеубергену, что он дорожит им как зеницей ока и  склоняет голову пред его талантом:

Айтысыўға шама жоқ,
Күшиңди байқап қарадым.
Айналайын қарағым,
Алдыңда бас урамын!

          Все эти айтысы были собраны и опубликованы в книге «Т. Жумамуратов. Аралға келдим оралып («Я вернулся в Арал). – Нукус, 2016. – 324с.» (1).

          Ранее неизвестные айтысы между этими двумя бахши были опубликованы  в журналах Казахстана в 2014 г. по случаю празднования 125-летия Умбетали Карыбаева. На родине поэта в Алма-атинской области открыт музей и установлен его бюст. По приглашению казахской стороны на этих юбилейных торжествах участвовала одна из дочерей Тлеубергена Жумамуратова.

      Ученые-филологи, лингвисты, исследователи других областей знания – истории, этнографии, философии, мифологии, культурологии, журналистики, музыки, искусства отмечают многогранную и многоаспектную творческую деятельность Тлеубергена Жумамуратова. В творчестве поэта-шаира, писателя, литературного критика, фольклориста, переводчика, журналиста, общественного деятеля Т. Жумамуратова нашли отражение как вопросы возникновения вселенной, происхождения человеческой жизни, цивилизации, так и бытовые, будничные заботы человека, проблемы высыхания Арала, воспитания детей, сатирическое осмеяние распутства, пьянства и невежества. Центральными темами его творчества были: воспевание красот родной земли, прославление славных страниц истории народа, гуманизм, укрепление дружбы и взаимного сотрудничества между народами.
       Индивидуальная особенность Тлеуберген Жумамуратова, его отличие от других предшествовавших ему бахши и жырау заключалось в том, что он наряду с традиционным поэтическим искусством, как сказитель, занимался также разработкой, поиском решения проблем современного обустройства общества. В нем удивительным образом сочеталось традиционное и новое, он обладал редким даром импровизатора, особенно ярко проявившемся в состязаниях айтыс, но в то же время создавал поучительные, художественно-дидактические произведения на злобу дня для правильного воспитания подрастающей молодежи, укрепления национальных духовных и культурных ценностей. Специалисты по каракалпакской филологии также замечают, что Тлеуберген Жумамуратов является последним крупным знатоком, мастером ведения устного словесного спора, импровизатором, сохранившим традиции народного фольклора и внесшим в него преобразования, развившим рациональные основы аргументации и ведения диалогического спора. В этом творчестве он достиг высокого профессионализма, у него присутствует «раскованность слога, точность и емкость характеристик героев». Айтысы создавались на разные темы, различают айтысы-восхваления, загадки, разъяснения спорных вопросов и т.д. Тлеуберген Жумамуратов импровизировал, и при необходимости использовал элементы разных видов айтысов. Он создавал новые айтысы по случаю свадеб, при проведении мероприятий, связанных с народными обычаями, молодежными празднествами.
Все эти особенности творчества отразились на разнообразии форм, жанров, экспрессивности и стиля языка его литературных произведений. Среди них – сказки, песни, стихи, баллады, поэмы, легенды, айтыс, рубаи-четверостишья, сонеты, рассказы, критика, роман в стихах, драматургия, сатира, юмор, журналистские произведения, публицистика, научные статьи. Закономерно, что современные исследователи рассматривают творческое наследие Тлеубергена Жумамуратова в контексте мировой восточной и западноевропейской культуры и литературы, в нем сильны ренессансные, общецивилизационные воззрения на мир и человека.
          Т. Жумамуратовым переведены на каракалпакский язык произведения А. Навои, Махтумкули, О. Хайяма, А. С. Пушкина, М. Лермонтова, А. Ахматовой, С. Щипачева, А. Тукая, Т. Салтыганова, М. Джалила и др. Отдельными книгами на каракалпакском языке вышли его переводы «Рубаи О. Хайяма» (1980), «Сказка о рыбаке и рыбке» А.Пушкина (1982),  «Стихи Токтагула» (1983) – киргизского поэта. Произведения самого Жумамуратова были переведены с каракалпакского на узбекский, казахский, русский, туркменский, татарский, башкирский и другие языки.

          При знакомстве с творчеством Т. Жумамуратова мы замечаем, что он был большим гуманистом, прославлял жизнь, красоту, созидательные устремления человека, а знание и образование считал самыми сильными мотивами улучшения характера и поступков людей. Специалисты пишут также о новаторстве Жумамуратова, указывают на создание и введение им в каракалпакскую поэзию и литературу новых форм стихосложения, новых жанров, приемов и образов.


       «Красавица Макарья» («Макарья-Сулыў»). Это произведение – первый в каракалпакской национальной литературе роман в стихах. Он имел большой успех среди читателей, еще при жизни автора был переведен на русский язык московским поэтом Аркадием Каныкиным. Перевод книги выходил в свет дважды в Нукусе в издательстве «Каракалпакстан» в 1975, 1986 гг., а в 1978 г. роман вышел в ташкентском Издательстве литературы и искусства им. Г. Гуляма. После выхода «Красавицы Макарьи» было опубликовано много отзывов, рецензий и аналитических статей. Свою высокую оценку художественному мастерству, оригинальности и насыщенности национальными элементами романа дали многие исследователи.  Среди них американский писатель Джеймс Паттерсон (газета «Московский литератор», 1979 г.), литературные критики Ю. Карасев («Огонек», 1979 г.), А. Щербаков («Звезда Востока», 1980 г.), В. Тюриков («Литературная газета», 1976 г.) и др. Передо мной новая книга народного поэта Тлеубергана Жумамуратова, пишет Дж. Паттерсон, «Красавица Макарья». В ней он остается верен традиции своего народа, создавшего такие совершенные творения, как героическая поэма «Сорок девушек», воспевающая идеалы справедливости и гуманизма. Бытующие в народе песни, легенды повествуют, что древние каракалпаки кочевали по многим территориям и некоторое время жили на берегах Волги (2).
В романе повествуется о жизни каракалпаков на берегу Амударьи и предгорий Каратау, о красавице дочери их правителя Давкары, об их торговых отношениях с разными странами, в том числе с Россией, о любви между русским молодцем Парамоном и красавицей Макарьей, о борьбе с врагами, разбойниками степных земель и свадьбе этих двух сильных личностей – представителей разных народов.
          Роман состоит из вступительной части, девятнадцати глав и эпилога, представляющего собой заключительную главу. Идея произведения возникла, по словам поэта, из преемственности традиций певцов запечатлевать и рассказывать потомкам о славных деяниях народных героев, «рассказывали песнею они, дополнив песней вековой дастан». Поэты уходят в небытие, замечает автор, и мы о многих из них ничего не знаем, даже их имен, но помним их творения:

Зато мы знаем главный подвиг их –
Заботу, чтоб забвению назло
Предание о временах былых
До отдаленных правнуков дошло.
Я много лет один такой рассказ
Хранил в глубинах сердца моего,
И кажется мне, должен я сейчас
Доверить современникам его.

          В содержании романа, действительно, раскрывается живая, яркая жизнь и трудовые будни каракалпакского народа. Хотя, сам автор указывает, что сообщаемое происходило столетия, тысячелетия назад, но точное описание занятий земледельцев, скотоводов, их образа жизни, воссоздание их обычаев, гостеприимства, празднование радостных событий, название географических местностей, описание особенностей природы в разные времена года и разных стран, например, Турана и России, придают ощущение достоверности, реальности повествуемого. Перед нашими глазами, благодаря высокому художественно-поэтическому искусству шаира Тлеубергена Жумамуратова, проходит впечатляющая история борьбы народа, как с природными стихиями, так и с врагами, разбойничьими группами, возглавляемыми такими людьми, как кровожадный хан Кокше и его помощник Джапар.
          Роман начинается с рассказа о том, как росла и воспитывалась дочь правителя Давкары Макарья.  Столицей страны, расположенной у подножья гор Каратау, был Багдад. Выбор автором этого названия, видимо, был обусловлен ассоциацией, уподоблением хорошо известному в мусульманском мире другому одноименному крупному городу, столице средневекового государства.
Давкара был добр, умен, сказочно богат: «драгоценными каменьями полны и деньгами сундуки его казны», – он вел торговлю со многими государствами, в том числе с Индией, Византией, Китаем. «И брели за караваном караван, и изделия багдадских мастеров прославляли на базарах дальних стран». В свободное время он имел много развлечений, но «сильней всего он шахматы любил».

И не выпало на берегах Аму
Одержать над ним победу никому.
В византийских и индийских городах
Шахматистов равных не было ему.

        Образован и богат был Давкара, но превыше злата и серебра он ценил свою дочь. Давкара с большой радостью воспринял весть о рождении дочери.

В честь рожденья первой дочери своей
Давкара устроил пир на сорок дней.
И участвовали в скачке и в стрельбе
Пожелавшие из тысячи гостей.

Ждали щедрые награды удальцов.
Угощали всех бродяг, сирот и вдов.
Для гостей по приказу Давкары
День и ночь в больших котлах варили плов.

          По совету мудрецов девочку назвали Макарьей. Она росла и удивляла всех наставников, учителей своим умом, сообразительностью и прилежанием.

Математик тайны алгебры раскрыл,
Астроном – извечный ход ночных светил,
Изучила семь различных языков,
Свет науки, как маяк, ее манил.
Множество она прочла прекрасных книг
И заучивала лучшие из них.
Много раз в «Кабуснаме» и «Шахнаме»
Повторяла полюбившийся ей стих.

И рассказы о Меджнуне и Лейли
Не затронуть ее сердце не могли.
О судьбе влюбленных думала она,
И летели мысли вдаль, как журавли.

Описывая личностные черты характера Макарьи, поэт замечает, «она не кичилась ни своим богатством, ни красой», проявляла доброту по отношению к бедным девушкам:

Принимала близко к сердцу их беду.
Затевала игры девичьи в саду.
И гурьбой они гуляли в цветниках
И купались, словно лебеди, в пруду.

          Oтправляясь в очередное торговое путешествие в один из торговых городов на Волге, Давкара берет с собой свою повзрослевшую дочь, чтобы она увидела мир и другие народы. Дела неплохо шли у Давкары, «рис, шелк, каракуль, кожу и ковры, шерсть и перо – все брали нарасхват». От радости во время отдыха он решил сразиться в шахматы с самым лучшим знатоком этого края Парамоном. К сожалению, Давкара проиграл и был очень печален. Дочь Макарья, утешая отца, попросила разрешения сыграть самой с его партнером. Вот как характеризуется Парамон, пришедший на шахматное состязание:

Русский юноша богато был одет.
Украшал большой рубин его бешмет.
И казалось, его ясные глаза
Излучали голубой, спокойный свет.

Но когда вошла Макарья, его соперница по игре, он растерялся:
Был ее красою юноша сражен.
Оробев, оцепенело, он стоял.
Парамон молчал с растерянным лицом,

Только чувствовал, как залило огнём
Сердце вдруг груди.
И справиться с собой
Парамону удалось с большим трудом.
Хороша, умна, нарядна, весела,
Вольной птицею красавица росла.
Но такой, великолепной, как в тот день
Никогда Макарья прежде не была.

          Затем идет описание соревнования, их оставили одних, все слуги, подруги, друзья вышли из зала.

Разгорался на доске жестокий бой.
Всеми силами стремится каждый свой
План сражения упрямо навязать.
В доме словно бы повеяло грозой!

А соперники пытливо бросят взгляд
Друг на друга, и улыбки озарят
Раскрасневшиеся лица молодых,
Увлеченных битвой тихою ребят.

          Парень проиграл, а отец был очень рад, что его дочь победила. Но «горестный финал, видно, юношу не очень огорчал».


«Я хотел бы отыграться», – Давкаре
Он с веселою улыбкою сказал.
«Приезжай, сынок…». Уехал тарантас.
Постепенно гулкий стук копыт угас.
И Макарья вслед смотрела из окна
С потаенною тоской в глубинах глаз.

Как провидец, поэт, обращаясь к читателю, говорит:

Только я, сказать по правде, убежден,
Что, когда взглянул впервые Парамон
На восточную красавицу, исход
Поединка на доске был предрешен.

          Так, под видом шахматной игры молодые часто стали встречаться, вести беседы, и у них пробудились высокие чувства друг к другу. Отец, узнав об этом, спешно приказывает собраться, и караван отправляется на родину, путь к которой длится несколько месяцев. Макарья оставляет письмо любимому и клянется в верности, просит его, как растают снега приехать за ней в земли Турана, где она уговорит мать помочь им связать судьбу. Парамон так и поступает, по пути он оказывает помощь многим и добирается до города, где живет Макарья. Он помогает ее отцу справиться с его злостным врагом, одерживает победу в сраженье. Итак, молодые встречаются, проводят большую свадьбу, и невеста уезжает со своим мужем на его родину. На свадьбу эту приезжает сестра Парамона Людмила, в которую влюбляется местный джигит Баки, и он отправится к ее родителям, чтобы просить их благословения. В завершении относительно этих молодых сказано:

Как рассказывали наши старики,
Отпросился с караваном в путь тогда
Полюбивший Люду нежную  Баки
И остался в русском крае навсегда.

И еще они рассказывали нам, что в России в честь Макарьи и Баки Через годы, если верить старикам, Города их именами нарекли (3).

       Роман заканчивается прославлением дружбы, взаимопомощи, проводится мысль, что торговые, межгосударственные отношения вели нередко к укреплению династий и семейных отношений между племенами, народами.

          Многогранный талант. Общественность Каракалпакстана и Узбекистана глубоко чтит память о жизни и деятельности талантливой и многогранной личности, народного поэта Тлеубергена Жумамуратова. Повсеместно широко отмечаются его юбилеи, его именем названы несколько школ, улица, известными художниками созданы портреты. Многие произведения, поэмы, стихи, баллады известного шаира изучаются на филологических факультетах вузов Каракалпакстана, по его творчеству защищены несколько выпускных квалификационных работ и магистерских диссертаций, а философские, литературные, публицистические воззрения стали предметом исследования кандидатских и докторских диссертаций. Большую работу по распространению наследия Т. Жумамуратова ведут его дети, в особенности дочери Диляра и Малика. Благодаря их активной работе открыт сайт jumatleu.uz, который постоянно пополняется новыми материалами, переводами, новостными и библиографическими сведениями.
          В нашем государстве развитию и популяризации национальной литературы, творческого наследия известных писателей, поэтов и других творческих работников уделяется огромное внимание, что является важнейшей правительственной программой в сфере культуры, духовности и просветительства. Близкое знакомство и изучение лучших образцов классики и устного народного творчества помогает воспитывать в молодежи любовь и преданность к богатому духовному наследию народа.

[1] Палатка, место уединения новобрачных.

 

          ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА


     1.Жумамуратов Т. Аралға келдим оралып. – Нукус: Каракалпакстан, 2016. –  324 с.
     2.Паттерсон Джеймс. «Я сердце и жизнь отдам стране» // «Московский литератор», 8 июня, 1979.
 3.Жумамуратов Т. Красавица Макарья. Роман в стихах/ Перев. Аркадия Каныкина //http://jumatleu.uz/index.php?id=roman-v-stihah-lkrasavica-makarya

 

Фатима Муминова,
доктор филологических наук,
профессор Университета мировой экономики и дипломатии.

 

                           

 

 
Газета «ВЕЧЕРНИЙ ТАШКЕНТ» 10 сентября 1979 г.
                              БРАТСТВО НАРОДОВ - БРАТСТВО ЛИТЕРАТУР


ДРУГ ПОЗНАЕТСЯ В БЕДЕ

Автор Юрий Карасев. Москва

      Когда я в Каракалпакии познакомился с поэтом Тлеубергеном Жумамуратовым, для меня это было новое имя. А в республике его стихи широко известны, сам он желанный гость в колхозах и совхозах, на предприятиях и школах. Это писатель, глубоко знающий и сегодняшнюю жизнь своего края, и его историю, человек, которому не сидится на месте - его снедает и творческое беспокойство, и жажда приобщения ко всему, что происходит вокруг, и неуемное стремление подробней, тщательней познать уже знакомое.
       Помню, как-то мы оказались вместе на песчаном пляже, омываемым Аральским морем. Я радовался своей первой встрече с Аралом, любовался его синей-пресиней гладью, с восторгом пересыпал из ладони в ладонь кристально чистый песок, не удержался, конечно, чтобы не искупаться в весьма прохладной воде…
       Тлеуберген-ага сидел на песке, задумчиво смотрел на море…За свою жизнь поэт изучил каждую его морщинку, а казалось – это у них первое свидание… Потом он принялся что-то записывать в свой блокнот. Это были новые стихи о родном Аральском море.

        Отчий край – Каракалпакия, её природа, жизнь и труд земляков, преображающих свою республику, - неиссякаемый источник творчества Жумамуратова.
Он, кстати, и великолепный мастер устного экспромта – это у него от народных певцов и сказителей – бахсы и жирау. Его поэзия уходит корнями в родную почву, в национальный фольклор. И недаром он удостоен почетных званий народного поэта Узбекистана и народного поэта Каракалпакии, премии имени Бердаха.
          К сожалению, русский читатель почти не знаком с его творчеством, самобытным и содержательным.
Тем отрадней выход в свет в Ташкенте в издательстве имени Гафура Гуляма
в подарочном оформлении романа в стихах «Красавица Макарья».
          Думается, жанровое определение, которое дал своей книге Т. Жумамуратов, вполне оправданно: это эпическое повествование, многоплановое и многогеройное, с ответвлениями от сюжетного стержня. Перед нами не только история любви волжского богатыря Парамона и красавицы Макарьи, дочери каракалпакского правителя - бия Давкары, но и красочное описание города на Волге, где познакомились герои, яркие картины природы, особенно каракалпакской, быта, нравов, обычаев земляков Макарьи, рассказ о нелегком, с приключениями, пути Парамона на родину любимой, сцены борьбы со стихийным бедствием – разливом Амударьи, битв с разбойным войском жесткого, коварного хана Кокше, драматическая судьба Карлыгаш, попавшей в плен к бандитам, подвиги юного Аяза, у которого злодеи убили всех старших братьев…

          Идейная нагрузка романа значительна и весома: в нем ведь говорится об испытанной веками, давней дружбе русского и каракалпакского народов. «Каракалпак с надеждою всегда смотрел на север», «и русичей, ведя с врагом бои, на помощь звали прадеды мои».
Эта тема дружбы олицетворена, в частности, в образе Парамона с его былинной мощью и бескорыстной готовностью прийти на выручку каракалпакским братьям. Он спасает Аяза, угодившего в лапы к лазутчикам Кокше, вместе с ним отражает напор паводка, грозящего гибелью жителям безымянного каракалпакского города, участвует в обороне Багдада, которым правит Давкара, в разгроме банды хана Кокше.
          «Друг познается в беде» - эти слова не только послужили эпиграфом к одной из глав, это, в сущности, и идея, и основной сюжетный мотив романа. Поэт в конкретно-символических коллизиях наглядно показывает плодотворность дружбы каракалпаков и русских. И она как бы закрепляется браком Парамона и Макарьи, венчающим их верную, нежную любовь – из лирического повествования вырастает символическое обобщение, узы родства еще прочнее соединяют два народа.
          В образе Макарьи поэт воплотил лучшие черты каракалпачки, жившей примерно в те давние времена, когда удивляли всех своими ратными деяниями «сорок девушек» – «кырк кыз», героини каракалпакского эпоса. Она женственна, мудра, скромна и отважна, ее письмо Парамону дышит глубоким чувством, непосредственностью, заботой, а послание хану Кокше – гневное, смелое с хитрым тактическим ходом, недаром же Макарья искусна в шахматной игре.
          И неважно, исторические ли это личности: Давкара, Макарья, Парамон - историзм романа не внешний, а глубинный, поэт стремится не к точности и достоверности в изображении событий далеких лет (столетий!), а к раскрытию обобщенной правды исторических процессов. И щедро - раскованно привносит в свой роман художественный вымысел, опираясь при этом на легенды, сказочные ситуации, на действенную аргументацию творчества:

«В сказаньях о
                    далекой старине
Быль вымыслом
                    дополнена всегда.
Я не историк,
                    и судить не мне,
Что истинно
                    произошло тогда.

А что певцы
                    дополнили потом»…

          «Красавица Макарья» – это радужный сплав истории и «преданий старины глубокой», реального и сказочного. Конечно, дракон, «злобный, огнедышащий», мешающий борьбе горожан с паводком, - явно фольклорного происхождения, из сказки. Вместе с тем, это символическое воплощение злой силы необузданных реальных стихий. И жестко-плакатная однозначность образа злодея Кокше – тоже от сказки, от фольклора, от народного презрения к носителям зла, коварства и других пороков – вспомним русские былины. Но зато как сочен внешний колорит в описании Кокше и его окружения!...
        Ещё одна из примечательных особенностей «Красавицы Макарьи» - это активная позиция автора, выражающаяся и в лирических комментариях, и в прямом вмешательстве в происходящее. Поэт не только пересказывает, рассказывает события, но как бы участвует в них, подгоняя, торопя сюжет, забегая вперед.

«Как ни быстро скачет
                    юноша лихой,
Мы его опередим,
                    тулпар, с тобой
И узнаем, что задумал
                    Кокшехан,
Отчего глядит он
                    черною грозой!»

       Это взгляд на прошлое из настоящего, осмысление прошлого нашим современником, накопившим определенный опыт и знания о развитии отношений между Каракалпакией и Россией от давних до наших дней – потому, кстати, он порой оперирует современными понятиями.
         Авторская мысль то свободно парит как бы «над повествованием», то вторгается в его ткань.
        Но и там, где поэт вроде бы отстраняется от изображаемого, мы чувствуем его отношение к тому, о чем он рассказывает, что описывает, - взять хотя бы пейзаж, играющий в романе большую роль и почти всегда эмоционально окрашенный, с символическим подтекстом, часто служащий поводом к авторскому размышлению.
          Роман начинается броской обрисовкой неистовой, бешеной, меняющейся и неизменчивой Амударьи, устремленной вперед, - и это дает толчок раздумьям о движении жизни, истории. Или вот яркая картина непогоды, с громом, тучами, градом – это еще одна напасть, свалившая на аул, и без того запуганный, разоренный врагом. Но гроза уходит, и

«…уже открыли
                    солнце облака.
Встала радуга,
                    нарядна и легка,
и она переливалась
                    кушаком
пестрым, словно
                    маргеланские шелка».

          Здесь гроза и послегрозье – и символ («как погода, жизнь изменчива всегда»), и акцент в сюжете, и «калька» меняющегося настроения дехкан, и проезжающего через аул Давкары.
          Надо сказать, что каждый пейзаж в романе отличен, от другого, свеж по-своему.
          Роман вообще лишен однотонности, на всем его протяжении неоднократно меняются ритм, строфика, даже тональность повествования. Впору сравнить его течение с тем, как катит свои волны Амударья: то величаво-спокойно, то завораживающе - журчаще, то бурно, так сказать, темпераментно, то прядая в сторону, размывая берега … Так и в романе: эпический настрой переходит в бурно - эмоциональный, с сатирическими эскападами (когда, например, речь заходит о злодеяниях Кокше), а далее звучат лирические интонации, а потом автор своими отступлениями как бы раздвигает берега сюжета…

          Я беру на себя смелость утверждать, что «Красавица Макарья» в каракалпакской (да и в одной ли каракалпакской?) литературе – произведение не только заметное, но и новаторское.
          Своеобразное построение романа, его насыщенность символикой, метафорами и национальным колоритом, порожденным специфичностью бытовых реалий, фольклорных мотивов, образов, – все это создавало определенные трудности для переводчика. Успешно преодолеть их московскому поэту Аркадию Каныкину помогло тесное знакомство с каракалпакской действительностью (он бывал в республике не раз и подолгу), творческое содружество с писателями Каракалпакии, в том числе и с Т. Жумамуратовым, и пристрастно – доброжелательное отношение к самому роману, желание и стремление донести, не расплескав, до русского читателя и содержание романа, и авторский стиль во всех его «особинках».
          В то же время язык перевода – простой, ясный, книга читается легко – а это в наше время немалое достоинство для поэтического произведения.
          Жаль только, что книжка, из-за мизерного тиража, недоступна для широкого читательского круга. А она достойна того, чтобы прийти к всесоюзному читателю.
 

 
Журнал «ОГОНЕК» № 37, сентябрь 1979 г., стр.22.

ИСПЫТАННАЯ ВЕКАМИ

Автор Юрий Карасев

      В Каракалпакии стихи поэта Тлеубергена Жумамуратова широко известны, сам он желанный гость в колхозах и совхозах, на предприятиях и школах. Это писатель, глубоко знающий жизнь своего края, своих земляков и историю каракалпакского народа . Его поэзия корнями уходит в родную почву , в национальный фольклор. И недаром он удостоен высоких званий народного поэта Узбекистана и народного поэта Каракалпакии. Теперь вышел в цвет в подарочном оформлении его роман в стихах Красавица Макарья .
     В книге  говорится о давней испытанной веками дружбе русского и каракалпакского народов. «Каракалпак с надеждою всегда смотрел на север», то есть на Россию, «и русичей, ведя с врагом бои, на помощь звали прадеды мои». Эта тема дружбы олицетворялась, в частности , в образе волжского богатыря Парамона с его былинной силой и бескорыстной готовностью прийти на выручку к каракалпакским братьям. Парамон вызволяет из лап вражеских лазутчиков юного отважного Аяза, вместе с ним отражает напор паводка, грозящего разрушением каракалпакскому городу и гибелью его жителям, участвует в разгроме разбойничьего войска хана Кокше, жестокого и коварного, разорившего окрестные аулы и решившего предпринять набег на полумифический Багдад, которым правил бий Давкара.

В трудный час героям
          дружба помогла
Одержать в бою победу
          над врагом.

      Плодотворность дружбы каракалпаков и русских в романе наглядна, и она как бы закрепляется браком Парамона и дочери Давкары – Макарьи, венчающим их верную, нежную любовь.
     В образе Макарьи воплощены лучшие черты каракалпачки, жившей примерно в те стародавние времена, когда прославились своими подвигами знаменитые «сорок девушек» – «кырк кыз», героини каракалпакского эпоса. Она женственна, мудра, скромна и отважна, ее письмо Парамону дышит глубоким чувством и непосредственностью, а послание хану Кокше – гневное, смелое с хитрым тактическим ходом: недаром Макарья искусна в шахматной игре.
      И неважно, исторические ли это личности: Макарья, Парамон, Давкара, Аяз и другие,- нас не слишком заботит, когда в точности происходит действие романа. Его историзм – глубинный, поэт стремится к раскрытию обобщенной правды характеров, раскованно привносит в свое произведение художественный вымысел, опираясь на легенды, сказочные фольклорные мотивы и образы, на поэтическую аргументацию народного творчества. «Красавица Макарья» – это радужный сплав истории и преданий старины глубокой, были и сказки, эпоса и лирики.
   Сам автор при этом занимает активную позицию, он не только рассказывает события, но эмоционально комментирует их, вмешивается в происходящее, подгоняет а то и опережает сюжет: ведь ему то, нашему современнику, все известно о развитии отношений между Каракалпакией и Россией с давних до наших дней. И авторская мысль то свободно парит как бы «над повествованием», то вторгается в его ткань.
  Можно смело утверждать, что «Красавица Макарья» не только заметное но и новаторское произведение в каракалпакской советской литературе.
    Cвоеобразное построение романа, его насыщенность символикой, метафорами и густым национальным колоритом – все это создавало определенные трудности для переводчика. Успешно преодолеть их помогло московскому поэту Аркадию Каныкину как знание каракалпакской действительности и поэзии (он бывал в республике не раз и подолгу), так и тесное содружество с писателями Каракалпакии. Не расплескав, донес он до читателя и содержание романа и авторский стиль со всеми его особенностями.
_______________

Тлеуберген Жумамуратов. Красавица Макарья. Роман в стихах. Пер. с каракалпакского Аркадия Каныкина. Изд-во имени Г. Гуляма, Ташкент, 1978.

Журнал “СМЕНА” N 12, июнь 1977 г, стр. 15

«ДРУЖБЕ ВЕКОВОЙ Я ГИМН ПОЮ!…»

Автор Людмила Кислова.

          Немалую творческую смелость проявил народный поэт Узбекской СССР и Каракалпакской АССР Тлеуберген Жумамуратов, создав роман в стихах «Красавица Макарья» - О вековых дружеских связях русского и каракалпакского народов (изд- во ”Каракалпакстан”, 1975 г.). У кого в наше время хватит терпения читать роман в стихах, засомневается, быть может, скептик. Засомневается и, думается, ошибется. Острый сюжет с неожиданными, но всегда логически обоснованными поворотами понуждает читателя в конце каждой главки задаваться вопросам: что же дальше случится с героями, какие трудности встанут на пути русского юноши  и каракалпакской красавицы Макарьи?
      Продолжая традиции народных сказателей, автор рассказывает, как косность и бездушная расчетливость встали на дороге к счастью у юной, трепетной любви. Стойкость героев романа в сложнейших жизненных ситуациях служит примером самоотверженности и верности.
          Но не только стремление рассказать о перипетиях любовной истории побудило поэта взяться за перо. Задача автора масштабней и важней. Сам Т. Жумамуратов сформулировал ее так: «Нашей дружбе вековой я гимн пою!». О боевом товариществе русских и каракалпаков, отражавших плечом к плечу  посягательства недругов, о торговых и дружеских связях наших народов свидетельствуют русские летописи и более поздние исторические документы. В самые тяжелые времена каракалпаки обращались за помощью к великому северному соседу. “Народная память! Помнит доброе она!” – справедливо утверждает поэт.
          Изучение документов и богатейшего фольклорного наследия помогло Т. Жумамуратову воссоздать в романе психологически верную атмосферу давних времен, когда укреплялось братство наших народов, что придает всему роману актуальное звучание.
          Тепло и сочувственно показывает Т. Жумамуратов нелегкую жизнь кочевого народа. Бесстрашный Аяз, юный Баки, женственная Карлыгаш - они помогают нам лучше понять, что на протяжении многих веков питало силы каракалпаков. «Народ страдал. И виделись ему чудовищным драконом силы зла». И символично, что победить «чудовищного дракона» джигиту Аязу помогает русский богатырь Парамон.
       Современные поэты редко, к сожалению, пытаются творчески переосмыслить фольклорное наследие. Уже хотя бы поэтому опыт Т. Жумамуратова, создавшего самобытное произведение по мотивам народных сказаний, заслуживает внимания и изучения. Не подражание безвестным мастерам  поэтического слова минувших веков, но продолжение и развитие традиций создания многопланового и сложного по построению художественного полотна - вот что отличает новую работу поэта, отметившего недавно шестидесятилетие. И, думается, к сказанному необходимо, добавить доброе слово об уважительной, творческой работе над переводом «Красавицы Макарьи» на русский язык московского поэта Аркадия Каныкина, бережно сохранившего дух и букву оригинала.

Журнал " ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ" N 9 1976 г. стр. 34

ПОЭЗИЯ

Автор И. Михайлова

Тлеуберген Жумамуратов – КРАСАВИЦА МАКАРЬЯ. Роман в стихах. Перевод с каракалпакского А. Каныкина. Нукус. «Каракалпакстан» 1975.

     Положив в основу сюжета популярную легенду о любви Макарьи, дочери правителя Багдада, к русскому княжичу Парамону, поэт повествует о тех временах, когда из разоренных племен складывалось единое государство каракалпаков, формировалась народность.
      Повествование разворачивается в строгом соответствии с фольклорными канонами: внезапная потеря возлюбленной, путешествие-подвиг, мнимая смерть героев, чудесное спасание, есть даже встреча и поединок с драконом (дракон появляется в реалистическом образе вышедшей из берегов Амударьи, грозящей  затопить поселение, размыть его глинобитные стены)…
    Персонажи "Красавицы Макарьи" наделаны яркими и устойчивыми чертами фольклорных героев. Парамон честен, отважен, доверчив; Макарья прекрасна, добра, верна в любви; разбойный хан Кокше труслив, подл, кровожаден…
     Несколько богаче, многограннее характер правителя Давкары. Это добрый, заботливый  правитель, народ ищет у него защиты от хана Кокше. Давкара дальновиден, именно он вспоминает о том, что русские всегда придут на помощь. Он, преодолевая национальное предрассудки, первый обращается к нижегородскому князю. Но хотя образ Давкары и ближе остальных к реалистическому, он все же недостаточно индивидуализирован и остается в рамках фольклора.
     Тем не менее перед нами роман, то есть не героическая сказка, а многоплановое повествование о жизни и судьбе народа, его быте, обычаях, характере
Мотивы поведения героев исторически достоверны. Парамона и Макарью разлучают потому, что Давкара не хочет породнится с русским, с чужаком .
     События, происходящие в книге, и в целом реалистичны, богаты конкретными деталями, приметами времени. Мы узнаем, как одевались тогда люди сколь продумано но было убранство юрт, как снаряжали караваны… Вот Давкара и Макарья собираются в далекое путешествие:

   После утренней молитвы
                                 весь народ
   Ко дворцу пришел - кого
                                  здесь только нет!
   Толпы женщин, стариков и
                                 детворы,
   И торговцы, и солдаты
                                  Давкары!…
   Рокот бубна и сурная
                                 низкий рев.
   В слитном гуле  не понять
                                 прощальных слов…

          А вот как лаконично и правдиво рисует поэт  картину народного бедствия:

   У кого  буренка тощая была,
   У кого ещё неплохо шли дела.
   У другого чудом выжила коза.
   Покормить его она, конечно не могла,
   но, завидуя, смотрели на него-
   У кого не уцелело ничего…

    Обогащает произведение прямое авторское “вмешательство” в действие, лирические отступления, пейзажные зарисовки. Поэт разнообразит стихотворные размеры, меняет систему рифмовки. Все это делает повествование гибким, динамичным: несмотря на большой объем, “Красавица Макарья “ читается на одном дыхании
     Судя по переводу, “Красавица Макарья ” написана языком живым, легким, метафоричным. А. Каныкину удалось передать дух произведения, его динамизм, но тем не менее перевод не безупречен. На мой взгляд, Роман  Т. Жумамуратова оставляет возможность для совершенствования перевода.
”Красавица Макарья” демонстрирует поиски новых путей развития эпической формы. Во многом плодотворное слияние традиции фольклора и реалистической поэзии помогло Т. Жумамуратову вписать заметную главу в литературу каракалпакского народа.

Журнал «ЗВЕЗДА ВОСТОКА» N3 1980 г., стр.134-135

ИСТОКИ БОЛЬШОЙ ДРУЖБЫ

Автор Анатолий Щербаков

Тлеуберген Жумамуратов – КРАСАВИЦА МАКАРЬЯ. Роман в стихах.  Издательство литературы и искусства имени Гафура Гуляма, Ташкент, 1978.

       Роман в стихах «Красавица Макарья» Тлеубергена Жумамуратова -  многоплановое поэтическое полотно о зародившихся много веков назад связях русского и каракалпакского народов. Создавая роман, Т. Жумамуратов использовал форму и композиционное построение народных эпических поэм - дастанов, и в этом, бесспорно кроется одна из разгадок успеха, выпавшего на долю исторически достоверного и глубоко паоэтичного сказания о каракалпакской девушке Макарье и её любви к русскому юноше Парамону.
        Роман «Красавица Макарья» переносит читателя в далекую эпоху – действие  его происходит в начале нашего тысячелетия. Но начинает Тлеуберген Жумамуратов свое повествование с описания вечно молодой, неукротимого нрава Аму, над которой время, кажется, бессильно: именно с запоминающихся строк, посвященных могучей и прекрасной реке, читатель настраивается на восприятие динамичных событий, запечатленных на страницах романа:

Люблю смотреть я, как
                    летит Аму
С неистовою песнею
                    вперед.
И так отрадно сердцу
                    моему
Над бешеной лавиной
                    желтых вод

Задора столько в
                    яростных волнах,
в них чувствуется
                    столько юных сил,
Как будто танец в
                    золотых шелках
красавиц на стремнине
                    закружил.

      Далее автор рисует широкую картину жизни каракалпаков, их борьбу за свою независимость, показывает истоки большой дружбы каракалпакского и русского народов.
          С большим мастерством Тлеуберген Жумамуратов описывает события, предшествующие решающему сражению каракалпаков с воинством хана Кокше, и само сражение. Особенно отличился в нём русский юноша Парамон.
        В трудный для родной земли час, когда нашествие хана Кокше принесло каракалпакам неисчислимые страдания и беды, Давкара послал гонца к русскому князю с просьбой о помощи. Тлеуберген Жумамуратов в начале VII главы подчеркивает:

Каракалпак с надеждою
                    всегда
Смотрел на север. Рад
                    он был, когда
Князь Долгорукий
                    заявил: «Навек
одни у нас и радость и беда».

      В дружбе с храбрыми русичами «черные клобуки» - так в русских летописях назывались каракалпаки – видели надежную опору в час опасности со стороны иноземных завоевателей. Ждал помощи с севера и правитель Давкара. Эта помощь пришла в лице русского юноши Парамона. Окрыленный письмом Макарьи, он отправился на поиски своей возлюбленной и пришел на помощь Давкаре накануне сражения с ханом Кокше. Правитель выиграл сражение при участии Парамона, наносившего врагам жестокий урон:

Казалось, Парамон
                    неуязвим.
Он одного батыра за
                    другим,
Все ближе подходя
                    к Кокше, сбивал.
И хан позорно от него бежал.

      Яркая образность и афористичность, напряженные диалоги, полная юмора народная речь делают роман в стихах «Красавица Макарья» произведением, в котором жизнь каракалпаков показана масштабно, правдиво, достоверно.
       Как и главные герои романа, образы Давкары, хана Кокше, схлестнувшихся в смертельной схватке Аяза и Джапара запоминаются читателю, волнуют его сердце сопереживанием с теми из них, кто борется за правое дело. А рассказ о том, как «красавиц молодых обезглавливал Шаррик», подручный хана Кокше вызывает чувство печали: из этих строк читатель узнает, какая смертельная опасность угрожала каракалпакам со стороны врагов, мечтавших поработить гордый и свободолюбивый народ.
     «Красавица Макарья» удача не только автора, но и Аркадия Каныкина, который перевёл это произведение на русский язык. Роман выражает идеи дружбы, равенства, братства между народами. Тем он и дорог читателю.

 

Газета «Московский литератор» N 22, 8 июня 1979 г., стр.3

Я СЕРДЦЕ, ЖИЗНЬ И ПЕСНЬ ОТДАМ СТРАНЕ…

Автор Джемс Паттерсон

          Много удивительных легенд, фантастических сказок и поговорок, загадок, обрядовых песен сохранил в своей памяти степной народ каракалпаки. В дошедшем до нас фольклоре слышатся отголоски скрытого временем прошлого.
          Передо мной новая книга народного поэта УзССР и ККАССР Тлеубергена Жумамуратова «Красавица Макарья». В ней остается верен традиции своего народа, создавшего такие совершенные творения, как героическая поэма «Сорок девушек», воспевающая идеалы справедливости и гуманизма.
Каракалпаки издавна поселялись вблизи границ русских княжеств. Бытующие в народе песни, легенды повествуют, что древние каракалпаки проживали на территории нынешнего Крыма и на берегах Или (Волги).
          История каракалпаков неразрывно связана с историей Русского государства. Как известно из русской летописи 1149 года, «смерть киевского князя Изяслава оплакивалась всей русской землёй и всеми «Черными клобуками»» (каракалпаками).
          Поэт вглядывается в строгий лик реки, словно в глубь истории своёго народа:

Летят в едином русле
                              чередой
Волна крутая за волной
                              вослед.
Но проследи за каждою
                              волной:
Все разные, и двух похожих
                              нет.

       Прекрасен образ лирической героини. Когда городу угрожает опасность, она готова, принеся себя в жертву, предотвратить бойню. Собирает отряд смелых девушек готовится к обороне города.
          … После дительного пути караван прибывает в русский город на Волге. На ярмарке дочь Давкары, правителя Багдада, знакомится с русской девушкой Людмилой и дарит ей красивое платье из ткани, сотканной каракалпакскими мастерицами. Макарья изучает русский язык. Людмила рассказывает подруге о своем двадцатилетнем брате Парамоне, который по её словам, щедр душой, отважен и удал, умён и образован.
          Элементы сказочного умело вплетаются в ткань повествования, создавая неповторимый орнамент словесной живописи.
          Каракалпакская девушка и Парамон садятся за шахматную доску.

Как же встретились
                    за шахматной доской
Русский юноша и дочь твоя,
                    Восток?

          Исход шахматной встречи юноши и красавицы уже предрешен: её образ ранил его сердце.
          Отец девушки, догадавшись о том, что она полюбила племянника русского князя, спешно отправляет караван в обратный путь.
          Автор постоянно как бы напоминает в лирических отступлениях о своем присутствии:

Но простимся с милой девушкой пока.
Если слушать песнь,
                    читатель, не устал,
мы на волжские вернемся
                    берега…

     Макарья пишет письмо любимому. Она понимает, что нелегок путь от уральских гор до берегов Джейхуна (Амударьи), течение которого стремительно, как бег дикого жеребца. И перстень золотой - талисман – должен уберечь его от опасностей, поджидающих в пути вдоль «Хорезмского берега морского» и в «зловеще и угрюмо полыхающей под солнцем» пустыне Каракумы…
       Впечатляюща образность, метафоричность языка, которым написаны главы романа:

радуга наподобие «кушака из маргеланского шелка»;
«на сердце у неё немало слов, как в сундуке закрытом»;
«кинжал лизнул холодным острием Джапара сердце»;
«как перстни, весело сверкают на травинках дождевые капли»;
«толпы тихих, оробевших трав».

        А вот картины природы, мирного труда, когда «дехканин с деревянной сохой» идёт по весенней земле, а на лугах пасутся отары и стада. И прихорашиваясь бродят по траве фазаны.
          Или момент сражения:

Как будто птиц неведомых
                    крыла.
Все поле битвы
                    пыль заволокла…

       Два народа, русский и каракалпакский, давно породнились меж собой:

Повелось у нас
                    в седые времена
Отдавать за русских
                    девушек степных…

И немало у джигитов
                    русских жен…

      Русская женщина-мать, напутствуя сына, говорит ему: «Сынок, в какой ты ни поедешь край, обычаи чужие уважай».

Парамон скачет на коне:

Была в нем удаль русская
                    видна,
Спокойная, как вся его
                    страна!

       Ещё Юрий Долгорукий, имея в виду каракалпаков и русских говорил: «У нас одни и радость и беда».

И русичей,
          ведя с врагом бои,
На помощь звали прадеды
          мои,

- пишет поэт.
       Имя легендарного русского витязя Парамона, побеждающего злого дракона, передаваясь из уст в уста преобразилось в звучании:

И люди
          на каракалпакский лад
Уже его назвали Караман.

      Согласно старинным легендам в далекой России в честь каракалпакской девушки Макарьи её именем называется древний Нижний Новгород.
       Воспевая проверенную временем дружбу русского и каракалпакского народов, автор пишет:

Весть в Октябре пришла в мои края:
свершилась революция моя!

     В заключение нельзя не сказать о том, что издание прекрасно выполнено в полиграфическом отношении. Хочется поблагодарить и переводчика Аркадия Каныкина за образное, одухотворенное, близкое к подлинному переложение на русский язык романа в стихах.
____________________
Тлеуберген Жумамуратов «Красавица Макарья». Роман в стихах. Перевод с каракалпакского Аркадия Каныкина Изд-во имени Гафура Гуляма.